Mai 02, 2012
Жестокий ребенок
Проявление детской жестокости – вопрос серьезный и сложный. Чаще всего он ставит родителей в тупик. С одной стороны, дети – невинные создания, но с другой – все чаще мы сталкиваемся с осмысленной детской жестокостью.

Aquarelle editorial

Împărtășește cu prietenii tăi

Проявление детской жестокости – вопрос серьезный и сложный. Чаще всего он ставит родителей в тупик. С одной стороны, дети – невинные создания, но с другой – все чаще мы сталкиваемся с осмысленной детской жестокостью. Как не дать ребенку стать таким? В какой момент следует насторожиться?

* «Чуть что не по ней, начинает изо всей силы пинать ногами меня, маму, брата, дедушку – всех подряд», – говорит папа двухлетней Танечки.

* «Я на две минуты вышла из кабинета, и за это время Витя успел ударить Таню за то, что та не дала ему списать», – жалуется учительница.

* «Когда Коля выходит во двор погулять, тут же раздается плач то одного ребенка, то другого, а ведь Коле и четырех лет еще нет», – беспокоятся родители.

* «Дима не дал Ване поиграть в игру в своем новом мобильном телефоне, тот его толкнул, Ваня упал и сломал руку», – возмущается мама Димы.

 

Подобные истории – не редкость. К сожалению, некоторые родители рассматривают их как нечто само собой разумеющееся, вроде как «они же дети, еще ничего не понимают» или «все мы в детстве дрались – это нормальный процесс взросления». Но где грань между нормой и целенаправленной детской жестокостью?

Грань

Дети очень эмоциональны, и в большинстве случаев не могут сдерживать себя и свои эмоции. Если ребенок обижается на кого-то (причем не обязательно, что его действительно обидели), то обида может спровоцировать его на непозволительные действия. Часто ребенок попросту не думает о том, правильно ли он поступает, и тем более о последствиях этих действий. «Она ударила – и я ударила», – оправдывается трехлетняя Ирочка. «Да, я его толкнул, а в следующий раз побью, если он еще раз назовет меня косым очкариком», – говорит 12-летний Иван. Несомненно, отдельные проявления агрессии можно вписать в естественный этап взросления, они не говорят о том, что ребенок станет жестоким, – все-таки его личность только формируется. С помощью агрессивных выходок дети подчас определяют для себя границы дозволенного. И если взрослые (семья, школа, общество) правильно используют свой авторитет и установят разумные запреты, ребенок им подчинится.

Но когда ребенок сознательно и регулярно причиняет физическую или душевную боль другим, значит, он перешел грань, и родителям пора снять розовые очки, признав в любимом чаде «проблемного ребенка». Если этого не сделать, он воспримет поведение взрослых как одобрение, и жестокость станет естественным проявлением его личности.

Проблемные дети

Детские психологи и педагоги бьют тревогу. Они признают, что сегодня дети стремятся решать свои проблемы силой, а если дерутся, то бьют очень больно, и порой эти драки напоминают бои без правил, заканчиваясь серьезными травмами. Но главное, что пытаются донести до родителей психологи, – это то, что ошибочно считать, будто подобные конфликты происходят исключительно между детьми из неблагополучных семей или между теми, кто любит смотреть боевики. Отнюдь. Моя знакомая, мама второклассника Илюши, – интеллигентный и спокойный человек, как и ее супруг. Так вот, они испытали настоящий шок, когда учительница рассказала им, что Илюша вместе с соседом по парте избили одноклассника после уроков, устроив ему «темную», после чего мальчика забрали в больницу. Когда родители стали выяснять у сына причины такого поступка, они не заметили в нем ни жалости к однокласснику, ни сожаления о содеянном.

В книге «Ваш непослушный ребенок» Рассел Баркли пишет, что проблемным можно назвать ребенка, для которого агрессия и жестокость – основная тактика поведения, которому доставляет удовольствие причинять другому зло, видеть его боль и страдания. Чтобы помочь такому ребенку, нужно найти причины его жестокости.

 

1. Эффект подражания

Если в семье физическое наказание за провинность – норма, то удивляться детской жестокости не приходится. Но часто взрослые упускают из виду «мелочи», которые вовсе не являют мелочами для формирования поведения ребенка. Вы выясняете отношения на повышенных тонах, оскорбляя друг друга, и ребенок слышит это? Завтра он позволит себе поступить так же по отношению к другому ребенку или даже взрослому. Вы раздражаетесь на домочадцев из-за пустяков, стучите кулаком по столу, швыряете тарелки? Не удивляйтесь, что ребенок будет считать такое поведение нормой. Вы пришли злой с работы, пнули котенка, путающегося у вас под ногами? Дети всё замечают. Папа хвастает, как побил кого-то «за дело»? Ребенок проведет логическую цепочку: если «за дело», то можно. А за какое дело? Ну, папа же не уточнял.

Подытожим! Дети очень чутки, наблюдательны и внимательны. Они, словно губка, впитывают всё, что видят, копируя поведение взрослых, являющихся для них авторитетом. Родители могут сколько угодно доказывать своему чаду, что поднимать руку на другого – плохо, но если они сами проявили жестокость на глазах у своего ребенка, он запомнит именно это. К сожалению, слова и поступки взрослых нередко противоречат друг другу. Но мы воспитываем детей на личном примере, а не на словах.

 

2. Я боюсь!

Жестокость очень часто становится проявлением трусливости. Еще Генри Хаггард когда-то подметил, что страх – отец жестокости. Помню, в школе со мной учился некоммуникабельный мальчик, другие мальчишки вечно его «доставали», обижали. За него многие заступались, но сам он не давал отпора. Никто не ожидал, что однажды он принесет в школу нож и попытается пырнуть одного из своих постоянных обидчиков. К счастью, тогда всё обошлось, но история наделала много шума. Оказалось, этот мальчик и дома был одинок, лишен родительского понимания, сопереживания, сочувствия, защиты. Родители, не вникая в его проблемы, закрывали ему рот: «Не до тебя сейчас», «Прекрати ныть, не видишь, я работаю». Ребенок взялся за нож, потому что устал от жестокости и боялся очередного ее проявления.

Подытожим! Жестокость рождает еще большую жестокость. Дети, испытывающие чью-то агрессию, копят внутри себя душевные страдания. Даже если они не дают отпор сразу, это не значит, что они простили. Рано или поздно накопившаяся агрессия выливается на обидчика, и часто в таких случаях обретает невообразимые по своей жестокости формы. Бывает, что постоянное чувство вины, собственной неполноценности и ненужности приводят к аутоагрессии. Ребенок злится на самого себя и, будучи не в силах проявить жестокость по отношению к другому, проявляет ее по отношению к себе, что приводит к трагическим последствиям.

 

3. Мне всё можно!

Зачастую жестоким ребенка делает гипертрофированное, скажем так, чувство любви родителей. Когда ребенок не слышит слово «нет», он чувствует вседозволенность. Его никто не накажет, его всегда оправдают, ему всё простят… Его эго растет, и в итоге складывается уверенность, что ему всё можно, что все вокруг ему должны. Кроме того, слепое обожание убивает в ребенке личность. Своим поведением он старается доказать свою состоятельность, что он сильный и независимый. И его мысли и поступки подпитывает чувство безнаказанности: «Меня любят, мне всё можно, мне ничего за это не будет». Часто так происходит в семьях с одним ребенком, особенно если супруги испытывали трудности с зачатием или у новорожденного были какие-то проблемы со здоровьем.

Подытожим! Слепая любовь не позволяет родителям адекватно реагировать на поведение, проступки ребенка. Но чтобы он не стал тираном, родителям нужно как можно раньше пытаться привить ему уважение к окружающим, умение отвечать за свои слова и поступки, а также трезво их оценивать.

Как реагировать на детскую агрессию?

Детский психолог Эдвига Антье объясняет причины агрессивного поведения детей разных возрастов и советует родителям, как лучше поступить, столкнувшись с подобными реакциями ребенка.

 

1–1,5 года

Причины агрессии: недовольство ограничениями и запретами.

Способы выражения: упрямство, отказ от еды и сна, плач.

Что делать: доходчиво и сдержанно объяснять каждое свое «нет»; быть авторитетным, но не авторитарным лидером; поощрять, но контролировать детское любопытство и исследовательский азарт; приходить на помощь плачущему ребенку со всей возможной поспешностью.

Чего не делать: не трясти ребенка за плечи и не применять силу; не подчинять себя полностью его воле; не допускать, чтобы он подолгу плакал.

 

1,5–3 года

Причины агрессии: начавшаяся самоидентификация ребенка; конфликт неудовлетворенных детских желаний и потребностей с волей и взглядами родителей.

Способы выражения: крик, удары ногами, щипки, укусы, царапанье, бросание игрушек.

Что делать: не подавлять ярость, а дать ей выплеснуться; призывать ребенка к порядку спокойно, доброжелательно и твердо; больше играть с ребенком.

Чего не делать: не высмеивать ярость ребенка; не отвечать агрессией.

 

3–6 лет

Причины агрессии: неуемная энергия, жажда познания мира и общения; чувство ревности по отношению к матери.

Способы выражения: бранные слова, плач, капризы, желание сделать назло.

Что делать: больше разговаривать с ребенком, но избегать морализаторства и нотаций; развивать у него чувство юмора.

Чего не делать: не кричать и не применять физическую силу; не поддаваться на провокации и игнорировать бранные слова, не сквернословить в присутствии ребенка; не оставлять его надолго одного, а прибегать к помощи других членов семьи.

 

7–12 лет

Причины агрессии: естественная возрастная агрессивность.

Способы выражения: перебранки со сверстниками, возня, драки.

Что делать: направить энергию ребенка на подвижные игры, занятия в секциях и кружках; учить его облекать эмоции в словесную форму; ориентировать на социальные ценности; дозировать время просмотра телепрограмм и компьютерных игр.

Чего не делать: не стыдить ребенка, если он не сумел победить в драке; не позволять ему смотреть телепередачи со сценами чрезмерной жестокости и насилия; не поощрять увлечение «кровавыми» видеоиграми.

 

Екатерина Быдзина



concurs
Știri recente
citeste și
SQL exec time = 0.6862485408783