Decembrie 24, 2014
Григорий Запухлых: Я никогда не устаю от своей работы
Я заведующий кафедрой нейрохирургии. Мои подопечные – студенты, резиденты и молодые врачи.

Aquarelle editorial

Împărtășește cu prietenii tăi

AQ-досье

Образование

Кишиневский Государственный Университет Медицины и Фармации им. Н. Тестемицану.

Карьера

  • Директор Университетской Клиники Нейрохирургии при Институте Неврологии и Нейрохирургии.
  • Заведующий отделением нейрохирургии в MedPark International Private Hospital.
  • Доктор хабилитат медицинских наук, профессор.

Достижения

  • Member of German Society of Neurosurgery (Кёльн, Германия, 2004).
  • Board of World Federation of Neurosurgical Societies (Марокко, 2005).
  • Member of American Association of Neurological Surgery (Сан-Диего, США, 2009).
  • World Academy of Neurosurgery (Вена, Австрия, 2014).
  • International Guest Member of Japanese Society of Neurosurgery (Токио, Япония, 2014.
  • Диплом Посольства Германии в РМ за развитие молдо-немецкого сотрудничества в области медицины (2003).
  • Орден Gloria Muncii (2013).

 

AQ-опрос

Мой день начинается с

Кофе и разминки.

Моя настольная книга

«48 законов власти» Роберта Грина.

Любимый город

Франкфурт-на-Майне.

Я горжусь

Тем, что мне интересно жить.

Я не стану тратить время на

Склоки.

В людях я ценю

Профессионализм.

 

Нейрохирургия – одна из самых сложных и рискованных областей медицины. Почему Вы выбрали именно нейрохирургию?

Не я ее выбрал, а она – меня. Но я изначально хотел заниматься только общей хирургией. После интернатуры меня направили в Кагул преподавать общую хирургию в медицинском училище. В профессиональном плане это было не мое. Как я мог учить других, если сам еще многого не знал? Вскоре в одной из кагульских больниц открылся новый хирургический корпус, и мне предложили должность нейротравматолога. Я согласился, только бы оперировать. Через три месяца вернулся в Кишинев для продолжения интернатуры. А вскоре в Институте Неврологии и Нейрохирургии по улице Короленко, 2 появились три вакансии нейрохирурга. Меня приняли на работу. И как результат – 32 года «непорочной» службы в этой больнице. Начал с «рядового» и дослужился до директора нейрохирургического отделения клиники. За время работы мною проведено около 5000 операций на головном мозге и позвоночнике.

Вы довольны тем, как в нашей стране развивается нейрохирургия?

В целом, неплохо. В некоторых аспектах мы максимально приблизились к среднеевропейскому уровню. Для примера, я только что провел операцию в прекрасно оборудованной операционной: современная и качественная техника, всё необходимое под рукой. Это значительно облегчает работу хирурга, операции проводятся быстрее и аккуратней.

Но нам есть к чему стремиться. В первую очередь – саморазвитие. Наши врачи должны быть в постоянном поиске знаний, совершенствовать свои навыки и использовать новые методики. Я часто езжу за границу и из каждой поездки пытаюсь взять по максимуму информации, знаний и опыта. Последние мои поездки были посвящены освоению современных хирургических методов лечения грыжи межпозвоночных дисков, довольно часто встречаемой у людей, ведущих активный образ жизни. Речь об эндоскопическом микрохирургическом методе. Для этого я посетил лучшие университеты Германии – в Ульме, Дюссельдорфе, Висбадене и Штутгарте, а также клинику в американском Лас-Вегасе. Я стараюсь создать лучшие условия для работы: хорошо оборудованные операционные, обустроенные кабинеты. Везде должен быть порядок, ничто не должно отвлекать от дела. Хаос вокруг себя – это хаос в голове. Я пытаюсь внедрить привычки зарубежных коллег у нас.

Как часто Вы принимаете участие в стажировках и тренингах?

Я езжу на тренинги не реже раза в месяц, бываю в различных странах, чаще всего в Германии, США и Японии. Впервые я поехал в Германию в 37 лет, эта страна помогла мне раскрыться. Я встретил там много хороших людей, обрел друзей и познакомился с настоящими профессионалами.

Не возникало желания там остаться?

Нет, это для молодых врачей, у которых нет перспектив в Молдове, а у меня тут всё. Был, правда, период, когда я об этом подумывал, опять же из-за работы. Здесь мне приходилось «сидеть на скамейке запасных», меня практически не допускали к операциям. Но потом всё изменилось. Да и супруга не хотела уезжать, а мы ведь семья, прислушиваемся друг к другу.

Вы занимаетесь педагогической деятельностью?

Я заведующий кафедрой нейрохирургии. Мои подопечные – студенты, резиденты и молодые врачи. Учеба в основном проходит в операционной, где я провожу операцию, а они смотрят, запоминают.

Изменился ли уровень подготовки нейрохирургов? Каким он был, когда Вы получали образование?

Конечно, изменился! Я проходил обучение в течение всего лишь одного года, а сейчас это 5 лет резидентуры. Раньше в нашей стране не было даже кафедры нейрохирургии. В 1999 году я создал ее практически с нуля. Изначально она была в ведении невропатологов, а ведь это совершенно другая область. Становление далось очень тяжело, но мы справились, и вот недавно отметили юбилей – 15 лет самостоятельной жизни.

Помните Вашу первую самостоятельную операцию?

Да, это было очень смешно. Точнее, сейчас смешно, а тогда мне было страшно. (Улыбается.) Это была элементарная операция по удалению подкожного жировика, но я ужасно нервничал. Мне ассистировала замечательная медсестра Мария Львовна, хотя можно сказать, что это я ей ассистировал. Она мной буквально руководила: режь так, делай так и т.д. (Улыбается.)

Говорят, у каждого хирурга есть барьер, перешагнув который, он перестает бояться. Это так?

Нет, у меня такого не было. Я не то, что боюсь, а волнуюсь за пациента. Конечно, сейчас я уже делаю намного более сложные операции, чем раньше, с каждым годом всё сложнее. К примеру, сегодня я провел самостоятельно полосную операцию (1-й этап) для доступа и фиксации позвоночника (2-й этап). Раньше я только ассистировал на таких операциях в Германии и не думал, что у нас когда-нибудь появятся аппаратура и имплантаты, позволяющие их проводить. Страха не было, а вот волнение присутствовало, но я считаю это нормально.

Бывает, операция длится несколько часов. Как Вы справляетесь с усталостью?

Мне не тяжело. Секрет в том, что я люблю свою работу. Самая длительная операция в моей практике длилась 24 часа, я не покидал операционную, ведь место ассистента у стола. А если говорить об операции, которую проводил я, то она длилась 17 часов. С гордостью хочу сказать, что сейчас такие операции мы проводим за 1,5–2 часа.

Вы впервые в Молдове провели операцию на мозге без общего наркоза. Как это было? Как Вы решились?

Нашей задачей было удалить опухоль головного мозга в зоне речевого анализатора, сведя до минимума возможные повреждения. Удалить опухоль можно, но какие будут последствия, трудно предвидеть. Мы разбудили оперируемого во время операции, говорили с ним, наблюдая за речью, просили поднять руку и т. д. И старались не зря: наш пациент жив и совершенно здоров. В конце операции услышать от него: «Ну, вы крутые, ребята!» было очень неожиданно и приятно.

А как решился на такую операцию? Мне очень не нравятся пессимизм, нерешительность специалистов, которые твердят, что такие операции успешно можно проводить только за границей. Ничего подобного, стоит только захотеть! Ну и профессионализм, мастерство, конечно, нужны.

Что для Вас самое трудное в работе?

Самое тяжелое для врача – смерть пациента. Бывают случаи, когда спасти человека невозможно, и мы знаем это, но каждый раз это тяжело. Раньше, в молодые годы, я, бывало, закрывался дома дня на два, ни с кем не общался, думал, переживал. Как врач понимал, что это рак, коварная болезнь, что это тот самый случай, когда врач бессилен, но привыкнуть к смерти нельзя. Еще тяжелее, если родственники умершего винят во всем врача, хотя решение идти на риск принимали совместно. Мы понимаем их горе, но от этого не легче.

Врачи призывают нас придерживаться здорового образа жизни. А что конкретно делаете Вы для своего здоровья?

С годами я стал чувствовать, что больше и чаще устаю – сказываются физические нагрузки и постоянные стрессы. Мне уже за 50, надо и о своем здоровье подумать, откладывать дальше некуда. (Улыбается.) Кроме занятий спортом, насмотревшись на японцев, перешел на диету: картошку заменил рисом, а мясо – рыбой. Это небольшие шажки, но они очень эффективны. Это помогает мне делать мою работу лучше. Не отвлекаясь на свои проблемы, мне легче сосредоточиться на проблемах пациента.

Расскажите о своей семье.

У меня замечательная семья: прекрасная супруга Марианна и двое необыкновенных (как и у всех родителей) детей: сын Аугустин и дочь Марианна. Жена – тоже медик, ЛОР-фониатр. Она мой «консильери». (Улыбается.) Мы знакомы с университета и знаем друг о друге всё. А дети взрослые, сейчас живут в Канаде, они пока не пошли по нашим стопам, выбрали свою дорогу в жизни.

Как Вы отдыхаете после особенно загруженных и тревожных дней?

В первую очередь помогает смена обстановки. Я часто уезжаю на конференции, к друзьям, и это помогает мне отвлечься. В этих поездках мне удается совмещать работу и отдых. Участников конференций объединяет не только работа, но и общие интересы. Благодаря им я увлекся лыжным спортом и уже неплохо спускаюсь с крутых склонов. Организаторы подобных мероприятий делают всё на высшем уровне. Примерно 70% времени мы работаем, а 30% уделяем активному отдыху.

Во-вторых, меня подстегивает успех от работы. Когда я вижу, что мои усилия не пропали даром, плохое забывается. Также я отдыхаю за просмотром художественных фильмов. Кино позволяет на время забыть о своих проблемах и погрузиться в другой мир.

У Вас есть жизненное кредо, правило жизни?

Самому важному – общечеловеческим правилам – меня с детства научила мама. Если бы все придерживались таких правил, жить было бы лучше. Главное – в любой ситуации оставаться человеком, знать, что твоя совесть чиста и ты делаешь своё дело по максимуму. А ценностей у меня две – семья и работа.

***

Работать на пределе своих возможностей – это не принцип, а нечто само собой разумеющееся. Для меня это как дышать.



concurs
Știri recente
citeste și
SQL exec time = 0.89876008033752